Игровой клуб "Табу"

Объявление


• Приём женских персонажей временно приостановлен.
• Связь с администрацией: Мол, до 18.00 пмск ЛС, с 18.00 ICQ 425371922.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Игровой клуб "Табу" » Картотека » Виллиам Райли


Виллиам Райли

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I. Карточка игрока

1. Ник
Виллиам Райли

2. Предпочитаемые жанры
Никогда не откажусь: детектив, городское фентези, магический реализм, мистика, реальная жизнь, ужасы, научная фантастика, секс.
Плохо переношу: обилие бессмысленного насилия, расчленение, драмы, исторические романы; не сведущ в БДСМ тематике.

3. Предпочитаемый рейтинг, ориентация
Высокий рейтинг. Би, универсал(предпочтительнее - топ).

4. Как часто планируете появляться?
Минимум 5 раз в неделю.

5. Связь
Отправлю в ЛС администратору.

II. Анкета персонажа

Основной персонаж

Виллиам Райли. Старший специальный агент. ФБР.
40 лет, выглядит строго на 38.
Рост: 184 см.
Глаза: светло-карие.
Волосы: темно-русые, почти черные.
Ориентация: гей, актив.

Характер:
Прямой, как шпагат гимнастки, и точно такой же правильный. Не прощает ошибок и некомпетентности ни себе ни другим, а уж если выяснится, что вы вообще не в курсе, что такое шпагат и, как в него садятся, готовьтесь получить от Вилли колкий и злой комментарий о том, где взять пилу и как отрезать себе ноги, которые без этого умения вам без надобности. Виллиам с трудом понимает, как можно не уметь/не знать/не замечать  чего-то, что умеет/знает/замечает он. Получил бы премию "самых хреновый учитель", если б такая была, ведь объяснять что бы то ни было попросту не умеет и тут же начинает злится на самого себя и на того, кто обнаружил эту его слабость. Лучше всего просто принимать на веру все, что он говорит, или быть на сто процентов уверенным в его неправоте, иначе живым из "схватки за правду" вы не выберетесь.
Не признает и на дух не переносит все блага технологического прогресса. На "Вы" с компьютером, телефоном, принтером, факсом, автоматом с закусками, банкоматом, черт, даже со стиральной машиной, и не потому, что не может прочесть инструкцию и разобраться в устройстве, а потому что не хочет. Принципиально. Может всерьез рассуждать о том, что машины захватят мир, иногда и сам в это верит.
Внимателен к мелочам, честен, целеустремлен, отходчив. Обиды, всегда смертельные, проходят, в среднем, за сутки, Виллиам легко отвлекается от дурного настроения, мгновенно переключается на рабочий лад, а вот из него выходит крайне неохотно. С радостью отвлекается только на одно единственное занятие в мире - секс. Уж это дело точно любит больше, чем быть правым, работу, родного отца, сахар, страну и свой мотоцикл. Страстен и неутомим. Падок на молодых парней, парней постарше, но с отличной задницей, на мужиков со спортивным телом, если только те не собираются оспаривать права на его место "сверху" в постели. Предпочитает исключительно эту позицию, сам для себя оправдывается тем, что так меньше мороки. Копаться в себе не любит, комплексы и психологические проблемы не пересчитывает, потому, "так проще" и точка. Любовников меняет в среднем раз в две недели. С проблемами в серьезных отношениях разбирается с трудом и неохотно, поэтому, предпочитает их не заводить.
Весельчак, похабник и шутник. За словом в карман не полезет, часто может обидеть шуткой и колкостью, но никогда не делает это нарочно, скорее просто не видит рамок, возможно, не подозревает даже об их существовании. Ставит цель и идет к ней, не сворачивая, пока не пробьет лбом все препятствия. Нет человека целеустремленнее и упрямее.
Движется легко, пружинисто, свободно, прекрасно чувствует свое тело, проводит в спорт зале по два часа ежедневно с такой самоотдачей, словно готовится к Олимпийским Играм. Глубоко в душе боится надвигающейся "старости", каждое утро пересчитывает кубики на прессе, проверяет на упругость зад и на устойчивость утренний стояк.

Биография:
Мать Виллиама - не обделенная талантом нидерландская саксофонистка, отец - не менее талантливый  глава криминалистической лаборатории в Техасе. Оба - целеустремленные, страстные и амбициозные люди, взаимные интересы которых сводились исключительно к сексу, чему и были посвящены почти все праздники, уикенды, пикники и прочие семейные торжества. Эта маленькая родительская слабость невероятным образом  повлияла на рост популярности Вилли в младших классах, ведь он был единственным мальчишкой, который с легкостью развеивал миф об аистах и младенцах на порогах, и за сандвичи и сладости обучал девочек "искусству любви" посредством взрослых, как тогда казалось Вилли, поцелуев. Уже в третьем классе он пресытился "женщинами" настолько, чтобы вовсе забить на любовь на целых два года, а после с головой уйти в изучение анатомии мальчишек. Мама, как это водится у творческих личностей, безусловно, поддерживала любую тягу сына выделиться из "серых масс", то есть, говоря простым языком, никогда не занималась воспитанием ребенка всерьез, но, не смотря на эксцентричность и постоянное следование "велению музы", имела четкий план: вырастить свое дитя еще более талантливым саксофонистом, вынудить мужа покинуть ненавистный Техас и обосноваться где-нибудь в Европе. Любопытно, что к закату своей жизни она выполнила все три намеченных пункта, сменив при этом пяток мужей и рожденных от них детей.
В пику жене отец Виллиама хотел, чтобы сын пошел по его стопам и стал криминалистом. Разумеется, когда стало ясно, что на музыкальном поприще у мальчика не будет особого успеха, судьба его была предрешена. Виллиам с малых лет знал, что будет детективом-криминалистом, жил этой мыслью, дышал ею. Это было так же естественно, как для других ребят играть в футбол или ездить на велосипеде. Отец тяжело переживал развод, но успехи сына здорово отвлекали его. Уже в четырнадцать лет Виллиам впервые побывал в Техасском центре криминалистической экспертизы, после  чего навсегда оставил привычку засыпать с включенным ночником - не осталось в мире ничего более страшного, чем то, что он уже видел. В это же время появилась четкая уверенность в том, что работать с телами он не будет, насколько сильно ни хотел бы этого отец.
Окончив колледж и как-то вдруг сразу повзрослев, Виллиам покинул родной Техас, навсегда распрощавшись с еще более тайной, чем припрятанный под верхним ящиком стола "Out", мечтой о совмещении работы криминалиста с карьерой бейсболиста, уехал в Хантингтон, чтобы учиться криминалистике в "Marshall University". Отец не жалел ни денег, ни времени, ни сил на образование сына и достижение своей заветной мечты, тем более что время он тратил не свое. Окончив магистратуру, Виллиам снова вернулся в Техас, чтобы на следующий же день после прилета заняться поступлением в "Northeast Police Academy". После, не без участия отца, был причислен к "родному" отделению, где незамедлительно приступил к несению службы.
Теперь, оглядываясь назад, Виллиам может признать, что это были самые утомительные, трудные и безрадостные двадцать восемь лет его жизни. Оправдывать чьи-то надежды и чаяния, не обращая внимание на собственные  желания, дело чертовски неблагодарное, и, самое страшное, не приносящее абсолютно никакого удовлетворения в конце пути, ведь невозможно радоваться чужому успеху, даже если являешься, по сути, главной его составляющей.
Тем не менее, половина пути была пройдена. Оставалась сущая мелочь: стать экспертом-криминалистом, после повысить свой ранг до главного эксперта-баллиста, пройти тест на лейтенанта и возглавить лабораторию, как когда-то это сделал отец. Вот только одна мысль об этом доводила Вилли до отчаяния и порождала абсурдное желание сбежать среди ночи из отцовского дома с дорожным мешком под мышкой. Глупое ребячество, трусость, проявление слабости. Ничего хорошего, Вилли. Ни-че-го. И он нашел другой способ получать удовольствие от жизни: секс. Удивительно, насколько старая поговорка "Все больше в Техасе" повышает рейтинг техасцев у туристов. Те подходили Виллиаму идеально: никаких серьезных отношений, никакой огласки, ведь в то время гей-пары все еще вызывали серьезное порицание общественности, а будущему главе крупнейшей криминалистической лаборатории штата не нужна была дурная репутация. Впоследствии Вилли не раз думал о том, что, как все копы, он должен был расслабляться выпивкой.
В прессе и на телевидении это происшествие назвали "актом физической агрессии на почве гомофобии", все подробности громкого дела обмусоливались с такой тщательностью, что Виллиаму казалось - даже кошки во дворах узнают его. Узнают и осуждают. Хоть он и был жертвой. Увечья разной степени тяжести, два пулевых ранения, глубокая психологическая травма, но все это не смертельно. Три месяца в больнице, полугодовая реабилитация, возвращение на работу, снова срыв и еще полгода отпуска с принудительной психотерапией. На каждом сеансе у психоаналитика Вилли повторял одни и те же заученные фразы: он не должен был находиться рядом с гей-клубом в ту ночь, он никогда не посещал этот район. Он всего лишь встречал товарища. Никогда. Не должно. Было. Случиться.
Осознание того, что в жизни нужно и можно что-то менять, пришло к Виллиаму на тридцать первый день рождения. Вот так просто и ясно, словно наконец встал с правильной ноги, начал день с мысли о том, что перед отцом уже не стыдно, и, главное, чувство долга куда-то подевалось, что отношение коллег опостылело, а вопросы из серии: "Вы тот самый Виллиам Райли?" все чаще наводят на мысли о применении огнестрельного оружия против мирных граждан. Он просто снял все сбережения, собрал дорожный мешок и поехал в Сан-Франциско. Начинать с нуля. С поступлением в Академию ФБР, на удивление, не возникло никаких проблем, и через пять месяцев Виллиам Райли уже был агентом в отделе расследования преступлений. Отлично зарекомендовал себя на работе, получил признание ведущих профайлеров, всерьез занялся изучением психологии преступников и составлением психологических портретов убийц, но самое главное - крепко спал по ночам и каждое чертово утро вставал с правильной ноги.
 
Дополнительно:
- Отличная физическая подготовка, навыки ведения контактного боя;
- Меткий стрелок;
- Водит автомобиль и мотоцикл;
- Профессиональный профайлер;
- Из никому не известных навыков: вязание на спицах и игра на укулеле;

III. Пробный пост

Вы приняты, добро пожаловать. Мол

+7

2

Мол написал(а):

Меткий стрелок

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+7

3

Перечень отыгрышей.

0

4

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Rajli1.1491060146.jpg[/icon]

Антонио Старабба маркиз де Рудини. Префект Неаполя.
31 год.
Рост: 184 см.
Глаза: темно-карие, почти черные
Волосы: темно-каштановые.
Ориентация: политик.

1870 год - время небывалых событий. Вот случилось однажды, что маркиз де Рудини, почтенный префект Неаполя, засыпая в "скромном" палаццо, в тяжелых своих подслащенных хмелем ночных думах поминал времена, когда город его именовался столицей Сицилийского Королевства, а уже на утро, не успев даже позавтракать узнал, что Неаполь теперь тесно соседствует с новой столицей Королевства Италии, государства, собранного из "лоскутного одеяла" в крепкий сапог, которому  не будет сносу. Именно так, излишне, может быть, претенциозно и пафосно, написал о своей стране в черновике будущей речи в палате депутатов Антонио Старабба маркиз де Рудини, почтенный префект Неаполя, и остался чрезвычайно горд собой, потому что речь вышла пламенной и короткой, записалась сразу, без единого исправления, и все это случилось еще до завтрака, не успела стрелка часов коснуться позолоченной девятки на циферблате.
Маркиз не любит рано вставать, но подъемы эти убеждают всех и даже его самого в искреннем трудолюбии, вечной занятости и чрезвычайном усердии, которые высоко ценят единомышленники и уважает простой народ. Ему нравится думать, что он печется о нуждах страны и народа больше, чем о своих собственных. Тем более нравится, когда так считают другие, хотя сам себе он иногда затрудняется ответить, действительно ли его так сильно заботит чужое благополучие и жизнь. Он привык мыслить масштабными категориями, горячиться в разговорах, непременно превращая их в споры,  а споры - в имеющие невероятный успех выступления. Привык измерять каждый день свершенными победами, даже если победы эти состояли в том, чтобы заставить себя вылезти из постели до рассвета и из скуки марать бумагу чернилами в ожидании завтрака. Маркиз все делает весомо и значимо: поступки его часто обращаются в красивые жесты, которые сложно оставить без внимания; любое дело, за которое он берется, носит первостепенную значимость и разрешается в кратчайшие сроки. Проснувшись посреди ночи от сильной похмельной тошноты, Старабба непременно решает, что сон его прогнала сердечная тревога о будущем королевства, усугубляет мучения свои тяжелыми думами, а после, бледнее обычного, измученный, с ярким блеском в черных от усталости глазах, разделяет это свое тяжкое бремя раздумий с товарищами, коллегами, визитерами и даже прислугой. Одним словом, Италия верит в то, что живет и процветает одними только заботами маркиза, убежден в этом и сам маркиз, а нет на свете силы более притягательной, чем непоколебимая уверенность в своих поступках. И люди тянутся. Единомышленники все, как один, счастливы говорить с ним, следовать за ним и повторять его громкие лозунги, противники видят в нем достойного соперника и опасаются с уважением и легким трепетом. Ему пророчат должность председателя Совета Министров, на него равняются, им восхищаются и, конечно, завидуют.
Сам маркиз, став заложником своего образа, неустанно трудится над его поддержанием. Он действительно трудолюбив и харизматичен, действительно умеет держать свое слово и иногда, забывшись в своей роли и согревшись вином, искренне полагает себя спасителем и вершителем судеб человеческих. Этого вполне достаточно для удачной политической карьеры. Он в меру щедр, но не расточителен; он знатен, но не заносчив; он - человек многих слов, каждое из которых каким-то чудом умудряется держать; он обаятелен, но никогда не был пойман на заискивании; хорошо образован, но изъясняется при этом крайне просто; ему чуть за 30, он не женат, и этот недостаток ему прощают в виду бесконечных забот о судьбе страны. Маркиз высок и статен, отлично сложен, крепок телом, темноглаз и всегда опрятен и скромен в нарядах, на него приятно смотреть и даже любоваться. Он с недоверием относится к авантюрам, часто подозревает неладное в слишком выгодных предложениях и всегда склоняется в сторону хорошо проверенного "старого". Он может быть самой большой занозой в заднице, которую чувствуешь даже лежа на боку, у него много врагов и, вероятно, вообще нет друзей.

+3


Вы здесь » Игровой клуб "Табу" » Картотека » Виллиам Райли