I. Карточка игрока
1. Ник
Кшиштоф Томчик. Но вспоминает о своем имени только, когда смотрит в водительские права. Все, с кем общается, знают его как Бет. Или же Пани Беата. Но последнее – для оплативших услуги.

2. Предпочитаемые жанры
- Эротика, секс, "порево".
- Сюрреализм (мрачные фантазии заблудившегося подсознания).
- Реальная жизнь, отношеееееения.

3. Предпочитаемый рейтинг, ориентация
Гомосексуален. Актив. Но это личное. А по бизнесу Госпожа Беата готова исполнить любой каприз за ваши деньги. С учетом того, что вы будете «хорошим мальчиком». Если же любите быть «плохишом» ... что ж, и в этом случае все решаемо.

4. Как часто планируете появляться?
Зависит от интенсивности отыгрышей.

5. Связь
ЛС

II. Анкета персонажа
Мальчик Кшиштов Томчик родился в Вермонте 40 лет тому назад в семье бывших польских эмигрантов. Впрочем, об исторической родине напоминает только имя, которое не в состоянии выговорить ни один нормальный янки.
Семья как семья: папа, мама и пять сестриц. «Одноэтажная Америка»: чистенький домик, барбекю на заднем дворе, церковь по воскресеньям. Унылая школа. Не менее унылые исповеди. Пение псалмов и скука, разъедающая, как кислота. Для борьбы с нею в ход шло все: проказы, шалости, побеги из дома, мистификации и розыгрыши. Чудесный, живой, артистичный ребенок так мило смотрелся в сестринских платьицах… которые , к слову сказать, невообразимо ему шли. Увлечение мюзиклами. Занятия танцами. За шалости лупил  отец, и стращал адовыми вилами и сковородками падре, но ни то, ни другое не помогало.
Пубертат и вовсе сорвал все стоп краны, и Кшись пошел вразнос. Курение. Алкоголь. Любооовь! Колледж Хемпстед. Тогда же проявилась в полный рост страсть к женским платьям, чулкам, туфлям и всем этим чарующим «покровам». Именно тогда и «родилась» - Бет. Безбашенная, лихая, развеселая Бетти - желанная гостья на любой вечеринке, умевшая пить, не пьянея, и так отсосать, что «пациент» долго потом приходил в себя. Ну а где, как не в колледже, экспериментировать и пускаться во все тяжкие? Вот Бетти и экспериментировала. В числе прочего с альтернативными веществами и способами достижения удовольствий. Выяснила для себя много интересного и познакомилась в небольшой, но сплоченной «коммуной» любителей «веселой науки» плети и кнута.
Литература – увлекательное, но совершенно не прибыльное занятие, поэтому Бетти быстро поставила на коммерческую основу свои постельные таланты и вскоре достигла определенных успехов. Дальше - больше. Изучение пристрастий постоянных «клиентов» подтолкнуло к съему квартирки в городе и оборудованию в подвальном помещении особых комнат для свиданий. Воистину, когда находишь свое призвание – все получается легко. И знакомство с нужными людьми, и составление досье на этих людей, и заказ девайсов и вербовка «сотрудников» для эскорт услуг. Для «ценителей» особых удовольствий к услугам всегда была сама Бет, «Пани Беата»,«Венера в мехах», а для не посвященных уютный караоке бар был просто приятным местом для посиделок.
Дела шли хорошо. Хвала Иисусу – что-что, а извращенцы есть то, что не переводиться среди рода людского.
К своим 40 годам Кшись… простите, Бетти – хозяйка прибыльного заведения. Улыбчивая, ироничная, современная леди, обожаемая сотрудниками за понимание и сердечность и ценимая клиентами за выдумку и артистизм.
В активе – дом, внушительный банковский счет и кандидат в городской совет от консерваторов . Если есть выбор, то предпочтительнее консерватор нежели социалист. В зрелом возрасте всякий, добившийся хоть маломальского успеха в жизни, - консерватор. А когда тебе за... Состоявшийся папик - то что нужно. Бунтари - удел двадцатилетних дурочек. Взрослые "девочки" выбирают стабильность. Пусть и без постельных чудес. Для чудес есть другие места и другие мужчины. Например, здесь.
В пассиве – только по настроению и оооочнь нежно)  Леди любит сильных и нежных юношей, красивые ухаживания, цветы, конфеты. Ласковых, внимательных и …хорошо оснащенных любовников.

III. Пробный пост

Любоооовь

Пятнадцатилетие Кшиштов отметил кражей новой упаковки чулок у сестры.
Когда тебе десять лет, все очень умиляются переодеваниям. Ну а что б и не умиляться: с твоей-то лисьи хитрой мордашкой, карими глазами и большим пухлогубым ртом. Как есть пупс. А вот когда тебе стукнуло пятнадцать , все начинают воротить нос, закатывать глаза и намекать на походы к психологу. Но Кшисю насрать. Ему надо как-то успокоиться, и чулки – то, что надо. Они лучше любого успокоительного. Дрожащими руками он вскрывает шуршащую целлофановую упаковку и, затаив дыхание, достает невесомую черную вуаль чулок. На секунду застывает со скользким капроном в руках. В голове обжигающе-ярко вспыхивает картинка: собственный член, легко скользящий в этом шелковистом плену. Но нет. Не сегодня. Сегодня он намерен покончить со своими "пиздостраданиями".
В кабинете физики почти неслышно шума танцев. Только глухо отдается в животе буханье басов. Из спортивной сумки извлекаются туфли старшей сестры и расшитое пайетками короткое платье в стиле «свингующего Лондона 60-х». Чертыхаясь, Кшиштов стягивает кроссовки, джинсы и футболку. Дрожит от прохлады, царящей в классе, и, не дыша, аккуратно натягивает чулок на тщательно выбритую ногу. Возбуждение привычно вздергивает нервы, и кожа покрывается мурашками. Сегодня или никогда. Капрон шелковистым пленом пеленает вторую ногу.
Туфли. Кшись глубоко дышит, закрыв глаза. Широкая кружевная резинка сдавливает ляжку, заставляя прикусить губу, едва ощутимое давление доставляет, как самая откровенная ласка. Даже больше, чем лихорадочный шепот в раздевалке, когда Джейсон из выпускного целовал колени Кшися, выглаживая своими здоровенными ладонями нежность и шелковистость утянутых в чулки ног. Кшись зябко переступает и влезает в платье. Застегивает молнию на боку и щуриться на свое отражение в окне. Из темного зазеркалья смотрит незнакомка с дерзко вздернутым подбородком. Ей никто не посмеет отказать, только бы хватило смелости самой. Кто же знал что любовь это так ... В первое же мгновение, когда это инопланетное существо с непропорционально длинными руками и ногами, белоснежной шевелюрой и нездешним, словно отсутствующим, выражением лица перешагнуло порог  класса , нормальная жизнь для Кшися кончилась, и настал какой-то ебаный пиздец.
- Френсис  Ларч (ну имечко!!!) – представила новенького миссис Мильтон. И Кшись пропал. Создание, как оказалось позже, было математическим вундеркиндом и, как все вундеркинды, мало приспособленным к проживанию в социуме. Было освобождено от физкультуры и имело "премилую" привычку выпадать из реальности, уставившись в одни ему видимые ровные строки уравнений. В общем, Кшиштов, как всегда, "отхватил эксклюзив".
Оказывается, все, что пишут в романах – правда. И про потерю речи, и про прилипающий к небу язык, и про прогрессирующее слабоумие в присутствии предмета воздыханий. Но самое ужасное состояло в том, что помимо всех этих признаков маразма эта "беляночка" вызывала такой гормональный шквал, что пришлось забить на физкультуру: стояк не скрывали даже свободные штаны, что уж говорить про бассейн.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

- О! Я не знал, что тут… - изумленно распахнутые глаза Ларча казались нарисованными.
- Двери закрой. На ключ. И иди сюда.- Кшись даже не успел испугаться и сообразить, что несет. Но сказанное прозвучало без малейшей заминки и с такой требовательно-повелительной интонацией, что Френсис машинально повиновался и, нерешительно закрыв двери, подошел к однокласснику. И замер, изумленно рассматривая  Кшиштова, его аккуратно накрашенные длиннющие ресницы и большой ярко-алый рот.
Словно в трансе, Кшись ухватил за школьный галстук и медленно потянул парня к себе. Сейчас , с учетом его каблуков, они были одного роста. В крови голодным псом на цепи бесновалось желание, и все черти преисподней кололи вилами под ребра. Раз он все равно собирался поставить сегодня точку, то почему и не так?
- Ты знаешь, что твой рот хочется искусать до крови? - Молчи, - оборвал он даже не родившуюся попытку ответа, - и я его искусаю.
Реальность уплывала, все больше уступая ирреальности, вседозволенности и ликующему ощущению – все будет. Все будет по слову его. Пальцы зарылись в белоснежную метель кудрей Френсиса, и бесцеремонно-наглый агрессивный поцелуй поцелуй заставил того изумленно дернуться. Пальцы Кшися сжались, сгребая в кулак волосы и запрокидывая голову своей «жертвы».
– Тихо.
Восторг вседозволенности и адреналин заставил негромко рассмеяться, глядя на клоунски-алый след помады размазанной по губам Френсиса.
- Я выебу твой охуенный рот сейчас, сказка моя, – напевно пообещал Кшись , - и, Господь свидетель, я не уверен, что только языком.

Вы приняты, добро пожаловать. Мол

Отредактировано Бет (15.11.2016 23:25:53)