Игровой клуб "Табу"

Объявление


• К нам пришли Крампус и Инфернальное Рождество!
• Связь с администрацией: Мол, ICQ 425371922, Skype m.moonbow.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Игровой клуб "Табу" » Картотека » Седьмой


Седьмой

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I. Карточка игрока

1. Ник
Седьмой
2. Предпочитаемые жанры
темное фэнтези, история (псевдоистория и альтернативная сюда же), мистика, городское фэнтези, космическая фантастика. Реал  играю только если уж сюжет будет увлекательным, детективным или около того. 
3. Предпочитаемый рейтинг, ориентация
NC 17 и около, гомо, универсал. Табу и предпочтения обсуждаются лично в зависимости от персонажа и планируемого отыгрыша.
4. Как часто планируете появляться?
Не реже трех раз в неделю, а если затянет - каждый день.
5. Связь
В лс админу после принятия. Ну и кому буду нужен - туда же.
6. Дополнительно
В первую очередь хотелось бы найти соратника для вкусной и вдумчивой игры в темное фентези. Чтобы с коварными интригами, спешными, не всегда удачными расследованиями, кровавыми стычками в узких коридорах, беспощадными битвами и извечным вороньем после них, на фоне которых расцветет и погаснет запретная (а как же без этого-то) связь. 
Впрочем, открыт для любых интересных предложений в рамках указанных выше жанров.
Играю только оригинальными персонажами, но не гнушаюсь использовать известные миры и вселенные, чтобы не изобретать велосипед. Не ввязываюсь в отыгрыши с персонажами младше 20 лет, супер-крутыми детьми с великими трагедиями и столь же великими способностями, женскими персонажами и мальчиками типа "фиалка". Очень сложно сыгрываюсь с персонажами с откровенными отклонениями в психике (маньяками, пациентами клиник типа "Бедлам") Исключения возможны, но маловероятны.
Пишу без птиц, от третьего лица. По объему подстраиваюсь под игрока и ситуацию, посты задерживаю редко, без предупреждения не пропадаю вовсе. Не против личного общения за рамками форума, в случае, если от этого не пострадает игра.   
II. Анкета персонажа
Обязательно будет перед стартом игры
III. Пробный пост
Тема: любая вариация на тему, почему "Седьмой".

версия 1 с кусочком рейтинга

Дерьмовая была игра. Седьмой номер, квотербек, на которого ставил не только тренер, но и вся команда, трижды не прошел линию обороны противника, был остановлен, свален, и хотя мог сделать пас бегущему, так и не решился этого сделать.
Они выиграли, но его удалили с поля после третей четверти. Команда разошлась, в звенящей тишине раздевалки остался только неудачник-квотербек. Шлем, что до этого он крутил в руках, вяло отвечая на подбадривания соратников, прогрохотал по полу, запущенный  в сторону двери. И раньше случались неудачи, но последние несколько месяцев седьмой номер стал легендой команды, ее непобедимым символом. Подводить орду фанатов, команду и тренера, стать разочарованием турнира — о, это было самым тяжелым испытанием, что доводилось испытывать ему до этого дня.
Занятый самобичеванием и мрачными фантазиями насчет разрушенного будущего, игрок не сразу понял, что не один. К ряду шкафчиков подошел задержавшийся на поле член команды, все еще в форме, чумазый после активного финала игры. Десятый номер, тот, кто заменил его в самый ответственный момент и вывел команду к победе. Невысокий, но широкоплечий,сильный и безудержный в игре, черный, как сама ночь, лысый и белозубый, всегда очень тихий легионер из соседнего штата. Он плохо вписывался в совершенно белую команду наглых мальчиков, отказывался от совместных посиделок после удачных матчей, и, казалось, не планировал задерживаться дольше, чем того требует контракт. Восходящая звезда, мать его...
- Не переживай. Со всеми случается, - именно эту фразу, как гребанному импотенту, ему пришлось выслушать с десяток раз за последний час. Седьмой номер огрызнулся, поднялся со скамьи и начал раздеваться. Вот бы еще миновать журналистов, что словно свора, учуявшая добычу, рвут поводки у выхода из стадиона.
Он сдергивал с себя измазанную зеленью травы и грязью форму яростно, как заведенный, вымещая на ни в чем не повинных штанах и футболке всю свою досаду, когда чьи-то теплые ладони легли на плечи в жесте утешения, может даже — поддержки.
Седьмой номер обернулся, скидывая чужие руки и удивленно воззрился на легионера, стоящего уж слишком близко. Негр был нагой, его поджарое тело лоснилось от пота, и только на ногах остались режущие глаз своей контрастной белизной гольфы и бутцы.
- Эй-эй, ты чего?
Ответом на этот вопрос послужило то, за что принято в настоящей мужской компании без разговоров давать в морду. Это было так внезапно, так неожиданно, ломало пространство, рушило привычные границы мира. Горячие, требовательные, жесткие губы, влажный язык, настойчиво проникающий в рот. Это было так грязно и в то же время волнительно, так необычно и пошло, будило самые древние инстинкты, стирало любые попытки возмутиться, вышибая мозги круче, чем девять миллиметров стали. Седьмой лишь после нескольких мгновений смог грубо оттолкнуть от себя легионера, прошипев презрительное «пидор» и невольно вытер тыльной стороной ладони оскверненные губы. Дыхание сбилось, а в голове образовалась странная пустота. Он словно онемел, не справившись с нахлынувшими эмоциями.
Десятый номер поднялся, как ни в чем ни бывало, усмехнулся, окидывая каким-то диким, плотоядным взглядом партнера по команде. Вел себя, словно ничего сейчас не произошло. Сперва уселся свой черной задницей на скамью, разулся и, кивнув в сторону душа, отправился туда сам, не удосуживаясь прикрыться полотенцем. Словно рассчитывая, что седьмой номер будет смотреть.
И седьмой смотрел. Он прилип взглядом к вороной грации мышц, напрягающихся гладкими буграми под глянцем кожи. Упругие, крепкие, как ни у одной девицы, что доводилось лапать квотербеку, манящие не испробованной тайной и одновременно вызывающие отвращение. Бесило все: и собственное возбуждение, непрошеная эрекция, победившая усталость после активной игры, и спокойствие драного пидора, посмевшего коснуться его в святая святых американской мужественности. И тишина, в которой отчетливо слышались шаги легионера, а затем и шум воды. Воображение легко рисовало стройное, мощное, как у породистого скакуна, тело, стоящее под горячими струями, змеями струящимися по его широким плечам, скользящими по груди с твердыми маленькими сосками, стремящимися вниз по животу с идеальным прессом и налитому дикой силой члену...
Какая-то магия, не иначе. Седьмой все еще стоял у распахнутой кабинки, прижимая ладонь ко рту и не мог сделать ни единого движения. Нужно было сбросить все, накинуть джинсы и куртку, и валить из раздевалки как можно быстрей, забив на душ и толпу журналистов, жаждущих его крови. День падения неизбежно кончится, а на следующей тренировке нужно будет просто игнорировать десятый номер, забить на него и его существование, вычеркнуть из памяти его нахальную усмешку, властный, чарующий звериный взгляд.
Ни одно решение не давалось квотербеку так сложно. Он собрал вещи, запер шкафчик, уперся в него лбом и стоял так несколько минут, борясь с наваждением чудной африканской магии и ее соблазном.
«Да пошло оно все...»
- Привет, Седьмой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

версия 2 романтишно-пафосная

Холодная вода била по коленям, скользкие камни не добавляли скорости небольшому отряду, бредущему в полнейшей темноте. Они шли против течения шумной горной реки, не зажигая факелов, не издавая лишних звуков, надеясь, что отблеск луны на потрепанного вида доспехах не привлечет внимания погони, что грохот воды заглушит бряцание металла и тяжелое, сбившееся дыхание.
Первый в их отряде, самый пожилой, самый опытный и самый уставший, упал в ледяной поток. Вода, зубастым хищником сомкнулась над ним, проволокла, потянула по течению, ударяя о выступающие из ее пасти камни. Его подхватили, прежде, чем командир нахлебался воды. Кажется, это был  Петерс, третий в связке. В густом мраке сложно было разобрать.
Наверху, за высоким подлеском, совсем недалеко, четко различимые, раздались голоса. Пришлось пригнуться и рвануть к берегу, рискуя быть замеченными преследователями или сметенными бурным потоком.
В сырой осенней ночи семь мужчин, семь воинов вжимались в скользкую жирную грязь, не смея даже дышать.  Семь рыцарей павшей Империи.  Каждый в свое время, присягнул на верность королю и не пожелал ныне служить узурпатору. Они все были на площади три дня назад. Прятали, как крысы, лица под капюшоны и безмолвно смотрели, как взлетает вверх топор палача. Король обмочился еще до плахи. Так бывает. Безумные глаза его метались по лицам горожан, бывших подданных и не находили ни единого знакомого лица. Потому что все прятались или были замучены в застенках тюрем...А предатели избегали публичности.
Взмах, свистящий удар, легко рассекший позвонки и плоть, брызнувшая алым   веером кровь, судорожный вздох толпы и тишина. Казалось время остановилось, замерло. Конец. Королевская голова, с распахнутыми от ужаса глазами и спутанными лохмами, кое-где слипшимися от крови и грязи, скатилась с помоста, не попав в корзину, и замерла безжизненным обрубком плоти у ног священника. Тот лишь брезгливо отступил, подобрав, словно девка ступившая в дерьмо, подол белоснежного платья, и осенил голову бывшего правителя священным знаком. Боялся, тварина, что свергнутый король вопьется мертвой хваткой в его сморщенную старостью лодыжку.
Вся гвардия была уничтожена, дворяне, те, что остались в живых после кровавой бойни, не высовывали носа из своих поместий, собирали пожитки, прятались, надеясь на милость победителей и их новых богов. Крестьяне да горожане в страхе застыли на площади, но кто-то уже размышлял над простыми бедами обычных людей, раздумывал о сожженном урожае и грядущей лютой зиме. А самые резвые и хитрые принялись выкрикивать лозунги и хвалу новой власти.
Эрик, самый выносливый, хоть и не самый молодой в отряде, вжался в холодную, грязную землю на берегу, и мотнул головой, пытаясь выкинуть из памяти тот ужасный день. Не так то просто было забыть вид человека, совсем растерявшего былое величие. Трое суток в камере пыток из любого короля могут сделать трусливого безумца, мечтающего о смерти, и столь же сильно страшащегося ее. Как же хотелось тогда бездумно рвануть вперед, рассекая окоченевшую от холода и страха толпу, вломиться в ряд стражников, и проорать во всю глотку девиз павшей Империи, прежде, чем в него воткнутся стрелы и мечи... Его остановил старший по званию, утащил силком с площади, не дав увидеть продолжение кровавого парада, ведь на эшафот сразу после смерти короля ступила королева.
Голоса приближались. Петерс, все еще поддерживающий командира, что-то шепнул ему на ухо и старик с тяжелым вздохом кивнул, явно соглашаясь.
- Держи, Эрик,- в грязные ладони рыцаря опустился тубус с бумагами, доказывающими права на корону и земли. Эти бумаги без наследника и армий не стоили и ломанного гроша, но далеко от столицы, в тиши и покое жил бастард его казненного величества, - Ты уходишь сейчас. Не оборачиваясь, не возвращаясь. Кто-то должен.
Эрик открыл было рот, но тут же его закрыл, не протестуя. Не было времени спорить и доказывать. Звуки шагов и голосов приближались, по ушам резанул призывный вой рога.
- Беги, как никогда еще не бегал, Эрик.
Холодная вода вновь брызнула в лицо. Бежать?! Против стихии можно было только шагать, но Эрик старался изо всех сил и когда рог пропел бой, он был уже далеко и до ушей его долетали лишь отголоски битвы, в которой один за одним гибли его соратники, верные рыцари Империи. Последнее, что он услышал, выбираясь из студеной воды на противоположном берегу, это крики врагов «Их было семеро! Где Седьмой!?»

Вы приняты, добро пожаловать. Мол

Отредактировано Седьмой (13.12.2018 22:10:22)

+8

2

Оливер Кросс

http://s7.uploads.ru/t/CpNeE.jpg

Оливер Кросс, 24 года, студент Лондонского Университета (Сити). Изучает инженерное дело и математику. Семья Кроссов обитает в Суонси, Уэльс. Старшие братья и глава семейства трудятся на благо металлургической промышленности, мать - домохозяйка. В Суонси Оливера ждет невеста, с которой он практически потерял какую-либо эмоциональную связь.
В Лондоне Кросс снимает небольшую комнатушку на окраине, подрабатывает в небольшой строительной конторе, раскраивая им чертежи коммуникаций, а в свободное время обожает гулять по улицам столицы, посещать питейные заведения в компании закадычного друга Грина. Преподаватели и работодатель оценивают Кросса, как человека любознательного, воспитанного, ответственного, внимательного и умного, но склонного к лени и имеющего жуткую манеру везде и всегда опаздывать на пять-десять минут. Друзья и приятели часто подшучивают над излишней мечтательностью Оливера и любовью к романтическим образам классической литературы. А еще Оливер до ужаса боится плавать, так как еще в юном возрасте чуть не утонул, но этот секрет известен лишь самым близким друзьям и членам семьи.
Оливер не слишком высок, гармонично сложен. Темные, почти черные вьющиеся волосы всегда имеют вид растрепанный, словно молодой человек только-только оторвал свою голову от подушки, хотя в остальном внешний вид опрятен.

Персонаж для игры Следующая станция "Гудж Стрит"  Информация будет дополняться.

Отредактировано Седьмой (17.12.2018 02:16:39)

+1

3

Тревор Дальга граф Блэквуд

https://i.pinimg.com/originals/3e/e7/1f/3ee71f39bed79bf1e3c31f1d3055b0c4.jpg

Тревор Дальга, 25 лет, наследный граф Блэквуд. Ему стукнуло семнадцать, когда титул перешел к нему по праву первенца. Многочисленная армия родственников всех мастей, жаждущих получить власть над богатейшими лесными угодьями графства Блэквуд, потекли в замок, но встретили там не изнеженно-избалованного юношу, увлеченного лишь охотой и дамскими юбками, а вполне взрослого и готового к тяготам правления человека. К такому повороту событий большая часть иждивенцев не была готова и какое-то время в графстве творилась настоящая война за право стать советником и другом молодого графа. Дядюшки травили дядюшек, племянницы не давали прохода, вешаясь на шею уже женатому графу, братья и кузены то и дело пропадали бесследно в темных гущах Блэквуда. Графство и родовой замок Дальга прослыли местами гиблыми, мрачными и за Тревором закрепилась репутация человека жестокого, беспощадно расправляющегося со своими врагами, хотя сам граф особо и не успевал зверствовать, за него это делала постепенно редеющая гвардия родичей.
К двадцати пяти граф Блэквуд уже имеет двух наследников мужского пола, тщательно оберегаемых им от козней конкурентов. В столице при дворе Блэквуд появляется не часто, но постоянно становится объектом жалоб и нападок от все тех же родственников, видящих в своем знатном "многоуважаемом брате" лишь препятствие на пути завоевания процветающего графства. Практически все время находится в компании двух телохранителей, крайне осторожен и только поэтому дожил до своих лет.

Тревор - не человек из камня, как может показаться на первый взгляд. Он частенько устает, страдает желудочными болями - последствие чудом не удавшегося отравления, склонен к поспешным решениям и тяжело признает свои ошибки. Налоговые вопросы решают хорошо подобранные советники, судом и военными делами заведует лично. Он не самый верный семьянин, содержит двух постоянных любовниц в столице, склонен к мимолетным романам с простолюдинками. Жена смирилась с таким положением дел и близости от мужа не требует, но наверняка затаила злобу за казнь ее единственного возлюбленного.
Особую страсть граф Блэквуд питает к собакам и лошадям, но охота на диких зверей забавляет куда меньше, чем охота на хорошенькую крестьяночку или невинную дочурку какого-нибудь замшелого барона.
Граф неплохо сложен, держит себя в форме, постоянно занимаясь совершенствованием своих фехтовальных навыков. Имеет только одно серьезное ранение в ногу, полученное во время нападения на него наемниками одного из родственников. К своему возрасту умудрился сохранить зубы здоровыми, кожу - чистой и довольно гладкой.

информация будет пополняться

Отредактировано Седьмой (20.12.2018 10:38:46)

+1

4

Алваро Руис Вальдес

https://st.kp.yandex.net/im/kadr/2/7/0/kinopoisk.ru-Joshua-Sasse-2709315.jpg
36 лет, лекарь, алхимик и закоренелый еретик.
Алваро родился в бедной семье, был отдан в возрасте пяти лет в церковный приход. К двадцати годам получил отличное церковное образование, но вместо того, чтобы укрепиться в истинной вере, увлекся науками оккультными, в коих преуспел. Покидая храм, при котором служил, унес с собой много запретных книг и продолжил обучение самостоятельно.
Человек ищущий, увлеченный наукой и законами мира, без меры любопытный, но достаточно осторожный и благоразумный, чтобы все это время уходить от длани карающей инквизиции, и неплохо зарабатывать на своем ремесле.
В городе Пенья, огромном оазисе торговли и ремесленников, Алваро  имеет репутацию прекрасного и благочестивого лекаря, к которому, однако, втихаря частенько обращаются за зельями не самого богоугодного толка.

(будет дополнено)

+3


Вы здесь » Игровой клуб "Табу" » Картотека » Седьмой