I. Карточка игрока

1. Ник
Пифон
2. Предпочитаемые жанры
Психология, драма, детектив, эротика.
3. Предпочитаемый рейтинг, ориентация
NC-17 (No Children); бисексуальность; игрушки не интересуют.
4. Как часто планируете появляться?
3-4 раза в неделю при наличии стабильной игры.
5. Связь
ЛС
6. Дополнительно
Любитель конкретики и компромиссов.
II. Анкета персонажа
При соучастии Марты их планируется уже как минимум 2
III. Пробный пост

Проба драмы

Время идет, часы на стене продолжают идти, вслух отсчитывая секунды. И это становится отчетливым, потому как между ними повисает тишина. Доктор Ф по-прежнему сидит напротив, выжидательно взирает на своего пациента и наблюдает за тем, как тот уходит в собственные мысли, будто прямо сейчас общается со своей версией Ф в своей голове, а потом вдруг вспоминает, что надо отвечать здесь и вслух, и настоящий психотерапевт находится прямо перед ним, а не в неведомых грезах. Доктор опускает голову вниз и делает пометки в ежедневнике, отмечая к прочему общую рассеянность состояния Х и его слабую концентрацию на темах разговора. Но стоит ему только вывести последнюю букву, он вдруг слышит отчетливый уверенный голос, который будто даже и звучит громче, чем только что. Психотерапевт поднимает лицо на Х. Как прямо он смотрит, как кратко и отчетливо говорит, поразительно прямолинейно во всем своем поведении, уходя от всяких бессмысленных игр в вежливость и манеры. Он пытливо наблюдает за ним, пытаясь разгадать, что за шизофреническая «униформа», где заношенное платье соседствует с элегантным бантом или галстуком, а драные туфли - с бриллиантовым кольцом, предстает перед ним в поведенческом виде. И глядя на него, Ф не спешит с ответом на озвученное «да, я так думаю».
Разумеется, Ф знал, что сделает его «овощем» в творческом плане. Вне всяких сомнений. Он знал действие нейролептиков. Знал и выписал. Более того, изначально собирался и сегодня прогибать прежнюю линию под себя. Любой психиатр подтвердит, что механизм действия нейролептиков заключается в снижении скорости передачи импульсов головного мозга. Эти славные желтые таблетки хоть быстро разрушаются и выводятся из организма, но дело свое знают неизменно. Они требуют постоянного приема и присмотра за состоянием пациента. Хоть и существуют препараты, способные оказывать тот же лечебный эффект длительностью до месяца, как раз для случаев, когда беспокойные пациенты могли бы забывать соблюдать рекомендации и принимать эти таблетки, но Ф сильно сомневался, что Х позволил бы колоть себя внутримышечно раствором галоперидола деканоата. Что же до эффекта выписанных им лекарств, они в самом деле успешно снимали симптомы страха, тревоги, психомоторное возбуждение, а так же бред и галлюцинации. В современной фармакологии психиатрии они в некоторой мере заменяли устаревшие транквилизаторы. Как бы то ни было, частично Х был прав. Среди побочных действий этих лекарств самыми распространенными были ослабление мышечного тонуса, замедленность и скованность движений, умственной деятельности, а возможно и невнятная речь.
...Просто когда падаешь, некоторые люди просто не могут не пройтись по твоей спине и не поставить ногу тебе на шею, вместо того чтобы помочь подняться. Это паршиво, но в человеческой природе много паршивого. Будь ты уставший психоаналитик, рок-звезда или священник. Но это видение лишь с одной стороны. Тот же, кто хочет наступить, может руководствоваться самыми праведными побуждениями.
- Вы правы, системность не способна понять исключительные случаи, но быть может она порой все же делает некоторые погрешности, только не допускает крайностей? – губы тронула легкая улыбка, ему всегда нравились подобные полу-филосовские диалоги с Х, которые могли наталкивать обоих на разные мысли. - Разве не на системности до сих пор держится этот мир? Да, без тонких исключений он был бы скучен, но… во всем нужен баланс, Вы так не думаете? – Лукавил. Определенно лукавил. Попытка открыть глаза на диагноз провалилась с треском, когда он ушел в последний раз, и теперь приходилось извиваться змеей и осторожничать. Ему это не нравилось, но обстоятельства выкручивали руки. Тут уж ничего не поделать, большая часть человеческих взаимоотношений основана на обманах и уловках, иногда веселых и забавных, иногда низких и злобных. Лишь немногие счастливцы, такие, как матери и младенцы совершенно искренни друг с другом. Доктору, который партизаном крадется к взаимопониманию с психотиком в отказе остается лишь тешить себя надеждой когда-нибудь быть понятым, только и всего.
- Стремление к совершенству, нежелание довольствоваться малым в любимом деле, тяга к самореализации в новом амплуа… Знаете легенду про царя Соломона? Вспомните, что было написано на его кольце.
Ведь действительно, все, что проходит — проходит, а проходит абсолютно все.
Ф наощупь дотронулся пальцами до кожаного переплета ежедневника, что теперь закрытым лежал на его коленях, и неосознанно начал кончиками пальцев плавно очерчивать его края, слегка замирая на углах. Невероятно медленное, совершенно бездумное движение, зацикленное и гипнотическое в своей повторяемости и предсказуемости. Доктор не обращал внимания, продолжая разговор с пациентом, пока его пальцы проходились по краям ежедневника. Вверх, вправо, вниз, влево. И не имеет никакого смысла, потому что свои мысли он облачает в слова, с которыми обращается к нему. Слова тем самым «фирменным» голосом, который кого-то приводит в расслабленное умиротворение, а кого-то в исступленную ярость навевая ассоциации со скользкой мороженой рыбой. А по большей части может не вызывать ровным счетом ничего. Ничего – то самое понятие, что чаще остальных будет крутиться гнусным ноябрем этого года. Хотя постойте, «врачебная ошибка» по своей назойливой популярности обойдет на полкорпуса это слово. И еще чуть впереди жуткие сновидения темными удушливыми ночами.
Не жизнь, а синкопы из прошлого и будущего. Не сеанс, а мозаика из рецидива и ремиссии.
Каждый раз, глядя на то, как люди доходили до самого дна собственной психики, Ф ловил себя на мысли, что возможно, человеческий вид был вовсе не «Человек разумный». Возможно, основой всего было безумие. И старик Дарвин только из вежливости не сказал, что люди стали хозяевами не потому, что были самыми умными, и даже не потому, что были самыми злобными. Нет, причина в том, что люди были самыми безумными, самыми кровожадными сукиными детьми. И только это самое безумие было в иных случаях двигателем всего. Занятное представление, но то лишь философия «если бы да кабы». На деле, без философских размышлений и фантастических версий, все просто и блекло. Ничего бы из настоящего не случилось, если бы Х поумерил свое упрямство, прислушался и доверился своему врачу. Принимал бы поддерживающие препараты, витамины, сбалансировано питался, имел полноценный сон и минимально злоупотреблял пагубными привычками. Так он бы переносил весь рабочий стресс стойче. Но ведь он не хотел сам. Только сам, сколь бы док не упирался втолковать ему это. И знаете почему? Потому что в иных случаях можешь сколько угодно платить больше сотни баксов в час, но никто не поможет тебе, кроме тебя самого.
- Вы сказали, что Ваши мечты выглядели иначе. Расскажите о них?
Острие беспокойства, неестественной плохо скрываемой агрессии и состояния опасности в очередной раз сменились апатией, отчужденностью и созерцанием самого себя изнутри в большей степени, чем происходящего окружающего мира. Скачки состояния происходили прямо перед глазами и до поразительного очевидные. Было в этом что-то гротескное. Было в этом что-то отвратительное. Больное. Абсолютно точно больное. И можно было бы каждый раз дивиться этой смене ролей одного актера в театре импровизации, если бы не понимание истоков, если бы не знание того, кто пишет сценарий поведения этому актеру.
Это раскол. Это расщепление. Одинокая густая темнота прогрессирующего психического заболевания, самым страшным в котором было нежелание самого пациента осознать ее, принять, смириться с мыслью об этом и дать другим людям помочь себе. Опасность не в диагнозе, опасность в уходе в отказ. И этот отказ подобен скале, которую невозможно сдвинуть с разбега. Ее можно лишь подбивать с разных сторон терпеливо и методично, но когда времени нет может случиться другое – она разрушится сама и прямо на глазах под действием тех внутренних тектонических процессов, что не видны извне. И тогда всем, кто окажется рядом стоит отойти и дать случится неизбежному. Она разрушится. Осыпается на мелкие и покрупнее камни, развалится на песок и валуны, подорвет всю иллюзию своего величия и несокрушимости. Нет ничего вечного. Но до тех пор, любые попытки будут действовать через сопротивление, время будет идти, время будет пинками подгонять к очевидному и неизбежному трагизму, к развязке, вернее, к одному из вариантов той самой развязки, причем варианту самому мрачному и гнилому, что среди всех прочих валялся бы в далеком заплеванном темном углу, забытый и пренебрегаемый всеми. Именно он удостоится своей славы. Именно он запустит собой череду прочих необратимых событий, которые безжалостно пройдутся по судьбам многих других людей, на первый взгляд почти непричастных. Нет-нет, как бы не так. Готовьтесь все. Готовьтесь сейчас. Допускайте в своих умах самые страшные вещи. Делайте шаг навстречу обрыву, пока невидимые руки судьбы не легли на лопатки подтолкнуть вперед. Время истекает. Взгляните за радужку карих глаз напротив. Там, за обрамлением мелких мимических морщинок, под веками на глазном дне отражается стрелка часов, что отсчитывает ваше время. И оно идет только вперед. Несется в своем дьявольском темпе, ищет свое отражение и в ваших голубых, чтоб пронырливо залезть в них заразной крысой и слиться в экстазе с отравленным болезнью разумом. И тогда дни, часы, минуты и секунды припустят галопом.
Ваше время на исходе, мистер Х.
Ваше время…

Свернутый текст
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Вы приняты, добро пожаловать. Мол

Отредактировано Пифон (03.05.2018 16:44:44)